Первый, Второй и Эсмеральда
Мурашки по коже не бегут?
Мы обещали выложить в общий доступ те самые дневники Моры, которые лежали в сумке. Выкладываем.
Лили! Спасибо за тексты!

Дневники

30 мая 1940
Я сегодня так и не смогла уснуть, в час ночи прилетела сова от дяди Фабиана… родители погибли. Какая-то дурацкая маггловская штуковина убила их, когда они лечили раненых магглов в госпитале Лилля. Будь оно все неладно! И эта война, и эти магглы, василиск их побери. У меня теперь не осталось никого, с кем бы можно было поделиться страхами и тревогами… Теперь я должна быть сильной, ради Мишель.

1 июня 1940
Похоронили родителей… Кажется, теперь этот дневник - единственный способ не свихнуться от отчаяния.

30 июня 1940
Сегодня я должна была бы в красивой мантии кружиться в танцах на своем выпускном в Академии, а вместо этого собрала сумку с самыми необходимыми вещами и свой колдомедический сундучок, завтра встречаюсь с неким мсье Гейнсом, который должен забрать меня в штаб отряда. К счастью, директор Академии согласился разрешить Мишель жить в Академии во время каникул, так что я могу быть за нее спокойна настолько, как не могу быть спокойна за себя…
Но все пройдет, война закончится, мы поймаем этого ублюдка Гриндевальда, обязательно. Помоги нам Мерлин!


1 июля 1940
Вот я и в штабе спецотряда. Помимо меня здесь только боевые маги, лучшие из добровольцев, которых собрали со всех союзных стран. Впереди еще более тяжелые времена…

9 июля 1940
Сегодня ко мне телепортировали еще двух тяжело раненых, это уже пятый случай за три дня. Сочетание компутреско каро со стерни гладис. Жестокое сочетание, тело загнивает гораздо быстрее, к тому же открытые порезы увеличивают воспаление и разнообразные заражения. А у меня уже заканчиваются медуница, полынь и мята, да и еще Мерлин знает сколько всего. А возможность пополнить запасы будет только через неделю, когда начнется новый сезон сбора трав. Щупальцам тоже еще дней 8 мариноваться… Надеюсь, оставшегося хватит.

13 августа 1940
Сегодня в штаб привели 5 новеньких, на смену тем, кого я не успела спасти…

17 августа 1940
Сегодня у меня в кабинете умерли еще двое… Никто меня не винит, но я знаю, их смерти - и на моей совести, и это будет со мной на всю жизнь.

29 августа 1940
Впервые за последнее время произошло нечто радостное - мсье МакМиллан, наш информатор, смог добыть какую-то чрезвычайно важную информацию. Глава отряда даже решил устроить сегодня вечером небольшое празднование по этому поводу, чтобы как-то поднять общий дух.

30 августа 1940
Вчерашний вечер на самом деле был приятным, кажется, мы все очень истосковались по былой жизни, когда можно было веселиться и не думать о войне. Даже не думала, что я еще в состоянии столько плясать, но ноги, как оказалось, не забыли ни одного па. Да и мсье МакМиллан оказался хорошим танцором, я почти все время с ним протанцевала, можно сказать, наплевав на все правила приличия. Но он действительно прекрасно ведет. А еще хороший собеседник. Кажется, между нами что-то есть.

20 сентября 1940
Еще 10 погибших… Трех удалось спасти. Хотя бы трех… Эта операция оказалась самой опасной среди тех, что были. И если бы не Генрих, который успел вовремя вытащить троих выживших...

23 сентября 1940
Опять заканчиваются щупальца. Еще нужны иглы дикобраза и змеиные зубы. И Генрих обещал добыть пару редких компонентов, которые, надеюсь, помогут улучшить действие экспериментальной мази. Извращенные сочетания заклятий этих недомагов дают такие эффекты, что традиционные средства колдомедицины не дают желаемых результатов, приходится искать новые пути. Но постоянно не хватает времени и ингредиентов… Генрих говорит, я делаю все, что в моих силах, и не должна себя винить, но не могу.

30 сентября 1940
Получила сову от Мишель, спасибо Мерлину, у нее все хорошо.

9 октября 1940
Иногда мне кажется, что я схожу с ума. В Академии нас не учили, как быть, когда у тебя погибают пациенты. Если бы не Генрих, не знаю, что бы я делала. Как глупо бы это не звучало, но в его объятиях я действительно успокаиваюсь, а ночью сплю без кошмаров.

17 октября 1940
Наконец я, кажется, вывела идеальное соотношение компонентов, теперь мазь работает значительно эффективнее, надрывы и гноящиеся слои тканей заживают быстрее, не подвергаясь последующим осложнениям. Это действительно очень радостное событие!

27 октября 1940
Вчера вновь виделись с Генрихом, правда, его с трудом можно было узнать, таким подавленным я его еще не видела. Тем более не видела, чтобы он столько пил. Но прошлым вечером он выпил почти целую бутылку огневиски, которую я еле сумела у него отобрать. А все Гриндевальд. Именно из-за него Генрих оказался в предистерийном состоянии. Он потребовал с Генриха портключ в кабинет Генри Поттера, одного из членов Визенгамота. Генрих не хотел этого делать, догадываясь, чем всё закончится, и рассказал об этом мсье Поттеру. А тот сказал, что это всё сантименты и заставил сделать-таки портал и передать его Гриндевальду. Пару часов назад, все еще абсолютно подавленный, он пошел к Гриндевальду. Надеюсь, успокаивающая настойка поможет, и Генрих не выдаст себя.

24 декабря 1940
Давно ничего тут не писала, хотя особо и писать было нечего, все из дня в день повторяется. Зато завтра Рождество, и мне разрешили на день оставить штаб, чтобы увидеться с сестрой.

26 декабря 1940
Как хорошо, что Мишель далеко от этого всего, под защитой стен Академии, и ей еще пять с половиной лет предстоит учиться. Хотела бы я тоже быть вместе с ней и ничего не знать…

8 января 1941
Генрих узнал, что его сестра, Тилли, прониклась идеями Гриндевальда. Он видел ее на Рождество и после этого до сих пор не может никак успокоиться. Надеюсь, это не станет для него тем самым ударом, и он сможет пережить это.

1 февраля 1941
Скоро должны вырасти до нужных размеров слизни из последнего выводка, буду заготавливать запасы тинктур.

17 апреля 1941
Сегодня у нас маленький праздник - день рождения Марка. Я сделала для него свое улучшенное кровеостанавливающее зелье, чтобы небольшой флакончик всегда был при нем.

31 июля 1941
Мне кажется, у меня не осталось сил. Бодрящие зелья уже практически не дают никакого эффекта. А Гриндевальда все не удается поймать, гипогриф его раздери.

1 ноября 1941
Только что вернулась из Парижа, виделись с Мишель. К счастью, в Академии по-прежнему все спокойно, а значит сестренка в безопасности.

4 марта 1942
Как же я себя ненавижу!! За то, что не смогла в очередной раз спасти коллегу, за то, что в очередной раз рыдаю из-за этого, за то, что я такая слабачка! Слабачка, Элизабет, ты слабачка!

13 сентября 1942
Последняя неделя была невероятно спокойна, давно таких не было. И Генрих тоже был свободен впервые за многие месяцы от постоянного беганья между штабом и Гриндевальдом. Так что мы практически не выходили из моей комнаты...

19 февраля 1943
И вновь у нас новые ребята в отряде, десять человек… И я вновь боюсь, что все повторится.

21 июля 1943
Разбирала сегодня свежие травы и вдруг поняла, сколько времени я уже здесь провела, вспомнила, как только впервые оказалась в штабе. Такое чувство, что между сейчас и тогда - километровая пропасть. Впрочем, так и есть, только пропасть эта состоит не из километров, а из трав и людей.

14 мая 1944
Генрих считает, что уже осталось немного, и скоро все закончится, сможем жить, как нормальные люди. Очень бы хотелось, чтобы так все и было.

23 декабря 1944
Вчера умер Марк, я ничего не смогла сделать, он истекал кровью, и ни одно зелье не действовало, какие бы я не подбирала соотношения компонентов и какие бы заговоры не применяла. На моих руках еще один труп.
И теперь мне надо разобраться с каким-то артефактным ящиком, это была последняя просьба Марка перед смертью. Он так и не успел объяснить толком, что это за ящик и зачем он был ему нужен. Но он точно знал, что это артефакт, который является одним из гарантов сохранения тайны существования магического мира и что он был утерян около века назад. Вроде как была группа магов, которая с этим ящиком как-то связана, но все они исчезли, то ли по вине гоблинов, то ли фенке.


14 февраля 1945
Конец! Ура! Его арестовали! Сегодня будет действительно великий праздник!

25 февраля 1945
Через одного сокурсника из Академии узнала о продавце информации, есть надежда, что он поможет мне узнать что-то о ящике, о котором перед смертью говорил Марк. Сегодня вечером встречаюсь с этим Яксли в каком-то пабе в Лондоне. Надо еще только понять, как найти этот паб… но это ерунда, главное, у меня есть порт-ключ до Лондона.

26 февраля 1945
Встреча с этим подозрительным Яксли практически ничего не дала, кроме того, что теперь мне надо найти некоего мсье Рида, который вроде бы тоже занят поиском информации об этом ящике. Но где его искать?
Вечером еще есть надежда узнать что-то у пары гоблинов, которых мне также советовали как возможных информаторов. Посмотрим.


27 февраля 1945
Лучше бы я вообще не совалась к гоблинам… Теперь придется оплачивать отель еще на сутки, пока буду лечить ушибы.

17 марта 1945
Уже месяц, как от Генриха ничего не слышно. Боюсь подумать, что с ним…

29 марта 1945
Встретиться с мсье Ридом так и не удалось, а уже пора возвращаться в штаб. Ребята написали, что нас могут объявить вне закона за участие в войне. Пообещали, что заберут на всякий случай и Мишель, так как ей могут грозить преследования из-за сестры-участницы. Хорошо в этом только то, что мы наконец увидимся. Надеюсь, Генрих тоже явится в штаб. Даже если после этого мы расстанемся с ним, надо хотя бы фамильный перстень ему вернуть.

12 апреля 1945
Неделю назад я умерла. Больше нет никакой Элизабет Моран, осталась только Мора. Ненавижу. Ненавижу, ненавижу, ненавижу!
Мишель пропала, когда на штаб неожиданно напали. Вероятно, остатки приспешников Гриндевальда. Когда все закончилось, я осталась одна.
Теперь я в лагере беженцев, меня зовут Мора, я колдомедик. И ни Мишель, ни Генрих не смогут меня найти, даже если попытаются. Лагерь лишил меня прошлого. Жаль, не лишил памяти… А впрочем, так мне и надо.
Не хочу больше здесь писать. Элизабет больше нет.

@темы: РИ "Finita testa"